• О проблемах водоснабжения микрорайона в Коврове

    Город Ковров стоит на правом берегу Клязьмы — почти весь, за исключением лишь одного микрорайона — «Заречная Слободка». И хотя она вошла в городскую черту еще в 1920 году, до сих пор жизнь там во многом схожа с деревенской.

    Водоснабжение — одна из проблем слободчан. Ковров снабжается питьевой водой исключительно из артезианских скважин, а они все — на возвышенном правобережье. Не выход и организация водоснабжения речной водой — она слишком загрязнена. Тогда специалисты МУП «Водоканал» разработали проект прокладки труб водовода… под речным дном.

    Задумка в целом была не оригинальна: уложить две трубы повышенной прочности, сваренные в единую «нитку», в виде дюкера, в траншею или кожух. Одна из линий была бы резервной. Действующие СНиПы обязывают укладывать подводные трубопроводы, в том числе и водоводы, не менее чем на полметра ниже уровня речного дна, а на судоходныхфарватерах — не менее чем на метр. Ковровские водоканальщики решили действовать с запасом — углубить дюкер на 2 метра ниже дна русла Клязьмы. Но при пробном бурении грунта на дне реки они неожиданно обнаружили, что река в районе Коврова — с двойным дном!

    Пустота, в которой беспомощно вращался бур, простиралась на глубину вплоть до 17 метров. Впрочем, полость на самом деле не пустует — она заполнена водой. В «Водоканале» обозначили ситуацию как «неожиданную проблему» и даже почти как сенсацию. Однако на самом деле сотрудники МУПа Америку не открыли. Почти четверть века назад писатель Сергей Голицын, топограф по специальности, в последние годы жизни много времени проводивший в селе Любец близ Коврова, в своей книге «Записки уцелевшего» подробно рассказал о своем участии в строительстве ГЭС у поселка Пакино в 1940-1941 годы. Тогда было решено возвести фундамент электростанции на дне озера Пакино, которое представляло собой старицу Клязьмы и сообщалось с рекой. Однако еще в канун Великой Отечественной строители столкнулись с проблемами пустот на дне клязьминской заводи.
    «Под дном озера известняк оказался рыхлый, да еще с пустотами, — вспоминал Голицын. -Чтобы закрепить грунты под дном озера Пакино, и днем, и ночью загоняли через скважины в пустоты земных недр цементной раствор. Под землей раствор растекался в стороны. Цементу ухнуло уйма».

    Но, опасаясь обвинения во вредительстве, проектировщики не решились изменить место стройплощадки, пытаясь за счет дармового труда тысяч зэков победить природу. А потом грянула война, и строительство ГЭС сначала «заморозили», а потом и вовсе отменили.

    Впрочем, подобные экскурсы в уже далекое прошлое вовсе не обязательны. Современные ученые достаточно подробно исследовали множество российских рек, в том числе карстовые явления в их руслах. Так, профессор из Петербурга, доктор наук Владимир Антроповский в своей работе «Морфология и русловые процессы рек в районах распространения карста», изданной в «Трудах Академии проблем водохозяйственных наук» в 2003 году, обобщил выявленные к настоящему времени особенности рек в закарстованных районах. В числе прочих там идет речь и о Клязьме. В частности, он пишет о том, что река в нижнем течении, начиная от Коврова, — это пример района «с мощным развитием известняково-доломитовых толщ, уходящих на большие глубины ниже речных долин».

    Получается, что работники водоснабжающего ковровского МУПа столкнулись, в сущности, с давно известным и даже изученным явлением, но оказались к нему не готовы. Пока перспективы проведения водовода через Клязьму или под ней неясны. Не исключено, что понадобятся специальные гидрогеологические исследования русла реки и грунта под ним.

    Ответить Подписаться