• Погорельцам из Владимира год обещают новое жилье

    Пожары в областном центре - не редкость. Как правило, общественность знает только, где сгорел дом, и сколько человек пострадало во время пожара. Как потом складывается судьба погорельцев, обычно остается "за кадром". А порой людям, оставшимся без крова, очень нужна поддержка общественности. Ведь в одиночку с бюрократической системой сражаться почти невыносимо.

    Нет ничего более постоянного, чем временное

    Беда в семье Морозовых из Владимира случилась в прошлом году накануне новогодних праздников. По вине пьяного соседа, уснувшего с сигаретой, загорелся 7-квартирный дом дореволюционной постройки на улице Гоголя. В то время там проживало пять семей. В одночасье все эти люди оказались без крова.

    Это было ночью, - вспоминает глава семейства Владимир Морозов. - В двенадцать часов нас разбудили соседи. Из квартиры мы выйти уже не могли - коридор был в огне. Прыгали из окна, кто в чем был. В день пожара к нам приезжали власти города. Нашей семье на первое время предложили 13-метровую комнату в общежитии из маневренного фонда. Правда, чиновники честно сказали, там тоже пьяные соседи, антисанитария. Я отказался. Думал, как-нибудь переживем, ведь городские власти обещали решить вопрос с жильем в кратчайшие сроки.

    Жить в доме после пожара стало невозможно - отключили свет, газ и воду. Треть дома разрушена. С двумя баулами - все, что уцелело из вещей - супруги Морозовы с ребенком-школьником скитались по знакомым все новогодние праздники. Думали, вот чиновники выйдут на работу после Нового года и позаботятся о них, как обещали. Прошел месяц - тишина. Тогда глава семейства Владимир Морозов обратился в администрацию.

    - Сейчас я готов переехать даже в ту общагу, - говорит Владимир.

    Все это время Морозовы снимают квартиру. Глава семейства платит 15 тысяч рублей при его зарплате в 22 тысячи. Дочка вынуждена ездить учиться в школу в другой район. Так как квартира в сгоревшем доме принадлежит Морозовым по праву частной собственности, они продолжают платить за нее налог. Своя квартира семье светит, как минимум, в 2016 году.

    - Весной этого года наш дом признали аварийным и подлежащим сносу, - рассказал Владимир Морозов. - Для жильцов аварийных домов строят жилье в Оргтруде. Но переехать туда мы сможем не раньше 2016 года.

    На строительство дома в Оргтруде нужны деньги. А средств в городском бюджете, как всегда, не хватает. Приходиться выкраивать. Например, недавно решено было выделить для дома в Оргтурде 7 миллионов рублей - эти деньги из городского бюджета, сформированного на 2012 год, которые остались не потраченными.

    Как законопослушный гражданин, Владимир Морозов застраховал свою квартиру. Но так как дом признали аварийным не по пожару, а физическому износу, то страховку ему заплатили только за порчу имущества при пожаре - 30 тысяч рублей. Накопить денег на новую квартиру семье Морозовых нереально. Большую часть своей зарплаты муж платит за съемное жилье. Жена - тоже не миллионер. Ребенок и вовсе учится в школе. Средний доход в семье на человека - десять тысяч рублей. Этого мало, чтобы накопить на новую квартиру, но много, чтобы встать на очередь на жилье, как нуждающемуся. По закону, статус нуждающегося дают, если средний доход на человека в семье не превышает 6408 рублей.

    - Буду обращаться в суд, - говорит Владимир Морозов. - Считаю, что позиция городской администрации противоречит жилищному законодательству. По закону я имею право получить квартиру в первую очередь или вне очереди, так как мой дом признан аварийным (п. 1 ст. 57 Жилищного кодекса РФ - Авт.). И если город не может предоставить мне жилье в собственность, то пусть предоставит по договору соцнайма. Закон это разрешает.

    Ответить Подписаться