• Александровский литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых


    Александровский литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых

    размещается в двух находящихся неподалеку друг от друга зданиях:
    - в отреставрированном доме Лебедевых, входящем в состав усадьбы Лебедевых (г. Александров, Военный пер., д. 6);
    - в части производственного корпуса усадьбы Барановых (г. Александров, ул. Военная, д. 2).

    В 1914 году в Александров к своему второму мужу Маврикию Александровичу Минцу приехала с сыном от первого брака Андреем Трухачевым Анастасия Ивановна Цветаева. М. А. Минц был военным инженером-химиком. Его направили в Александров на строительство военного завода (нынешний ВНИИСИМС). Некоторое время семья снимала комнаты в доходном доме трактирщика Е. Н. Иванова (г. Александров, ул. Красной молодежи, д. 7). Вскоре она переехала в отдельный домик, арендованный у учителя математики А. А. Лебедева. В начале ХХ века улица, где располагался цветаевский домик, граничила со Староконюшенной улицей (сейчас, улица Военная) и называлась Миллионной (сейчас, Военный пер.). В доме на Миллионной улице Анастасия Ивановна Цветаева провела около 1,5 лет (с осени 1915 года по лето 1917 года). В Александрове у Анастасии Ивановны родился второй сын Алеша (который в 1917 году скончался в Коктебеле). Здесь же, в Александрове, А. И. Цветаева написала книгу «Дым, дым и дым».
    У А. И. Цветаевой часто и подолгу в летнее время года гостила М. И. Цветаева. В Александрове Марина Ивановна Цветаева написала циклы стихотворений «К Ахматовой», «Стихи о Москве» и многие др. стихи. Позднее александровский плодотворный период творческой жизни М. И. Цветаевой вошел в историю литературы под названием «Александровское лето Марины Цветаевой».
    В июне 1916 года в гости к М. И. Цветаевой, в Александров, приезжал поэт О. Э. Мандельштам. Интересно то, что Марина Ивановна водила его гулять на свое любимое место – старинное городское кладбище, находившееся около Боголюбской церкви.
    Не веря воскресенья чуду,
    На кладбище гуляли мы.
    Ты знаешь, мне земля повсюду
    Напоминает те холмы…
    – вспоминал О. Э. Мандельштам.
    Марина Ивановна Цветаева приезжала в Александров с дочерью Ариадной. Иногда здесь бывал муж Марины Ивановны – Сергей Яковлевич Эфрон (он служил медбратом в санитарном поезде и дома появлялся редко).
    Следует отметить, что с Александровым связано последнее счастливое и благополучное время в жизни семьи Цветаевых.
    Одна из основных экспозиций музея Марины и Анастасии Цветаевых находится в доме Лебедевых (расположенном по соседству с цветаевским домиком).
    Александровский музей сестер Цветаевых представляет собой музей-метафору, где сделана попытка средствами музейного искусства воссоздать атмосферу, окружавшую александровцев в начале ХХ века, быт горожан, а также познакомить с «Александровским летом Марины Цветаевой», местными жителями, общавшимися с Цветаевыми во время их пребывания в Александрове.
    Первая часть экспозиции дома Лебедевых позволяет получить представление об облике Александрова начала ХХ века и образе жизни горожан. Причем, это знакомство осуществляется путем «прогулки по улицам города с заглядыванием в окна александровских домов». Как тут не вспомнить стихотворные строки М. И. Цветаевой:
    Вот опять окно,
    Где опять не спят.
    Может – пьют вино,
    Может – так сидят.
    Или просто – рук
    Не разнимут двое.
    В каждом доме, друг,
    Есть окно такое.
    Так, в одном из «окон» мы видим, как проводит время семья богатых александровских железнодорожников Мацкевичей (молодые люди ухаживают за единственной в их обществе девушкой). За другим «окном» «коротает вечер» семейная пара.
    Во время «прогулки по улицам Александрова» перед нами предстают цветаевский домик, трактир Е. И. Иванова Часть экспозиции александровского музея Цветаевых в доме Лебедевых(располагавшийся рядом с Торговыми рядами, не сохранился), Боголюбская церковь на городском кладбище и т. д.
    Вторая часть экспозиции посвящена «Александровскому лету Марины Цветаевой» и александровцам, с которыми общались Цветаевы. Попасть туда можно, воспользовавшись мостиком, переброшенным через «речку жизни».

    Хочу у зеркала, где муть
    И сон туманящий,
    Я выпытать – куда Вам путь
    И где пристанище.

    Я вижу: мачта корабля,
    И Вы – на палубе…
    Вы – в дыме поезда… Поля
    В вечерней жалобе…

    Вечерние поля в росе,
    Над ними – вороны…
    – Благословляю Вас на все
    Четыре стороны!

    Семьи Марины и Анастасии Цветаевых в Александрове в 1916 году Здесь особого внимания заслуживает огромная фотография, на которой запечатлены сестры Марина и Анастасия Цветаевы, их мужья Сергей Эфрон и Маврикий Минц, а также дети Ариадна и Андрей. Это полный состав семей Марины и Анастасии Цветаевых. Именно в Александрове в 1916 году состоялась последняя встреча всех членов семьи сестер Цветаевых, во время которой они сфотографировались (в 1917 году скоропостижно умрет М. А. Минц).

    Кстати, Маврикию Минцу Марина Цветаева посвятила стихотворение «Мне нравится, что Вы больны не мной».

    Говоря об александровцах, с которыми общались Цветаевы, в первую очередь, следует назвать имя хозяина этого дома – учителя математики Алексея Андреевича Лебедева. Его фотография представлена на эскпозиции. Семья Лебедевых состояла из 12 человек. Одна из дочерей Лебедевых Вера Алексеевна прожила почти сто лет. Кстати, она обучалась в александровской женской гимназии (в здании которой сейчас размещается медицинский колледж). Фотография Веры Алексеевны также вывешена в этом зале.
    А. А. Лебедев приобрел эту усадьбу в 1893 году, привел ее в порядок и после этого часть усадьбы (с жилым домом) стал сдавать в аренду.
    В дружеских отношениях с сестрами Цветаевыми находились связанные с Александровым сестры Аделаида Герцык (поэтесса, годы жизни – 1874–1925) и Евгения Герцык (философ, годы жизни – 1878–1944). Они родились, провели свое детство и годы юности в Александрове. Их отец, Казимир Антонович Герцык, был инженером-путейцем (он являлся потомком старинного польского дворянского рода). В Александров К. А. Герцык прибыл для того, чтобы участвовать в строительстве железной дороги. Девочки рано лишились матери. Вскоре Казимир Антонович женился второй раз. От этого брака у него был сын – Владимир Казимирович.
    Аделаида и Евгения Герцык сначала получили отличное домашнее образование, а затем – гимназическое. Они знали несколько иностранных языков (в т. ч. итальянский). Образование Аделаиды завершилось гимназией (однако она постоянно занималась самообразованием). Евгения продолжила обучение. Она закончила философское отделение Высших женских курсов В. И. Герье в Москве. Сестры Герцык входили в элиту русской интеллигенции Серебряного века, отличались высочайшим уровнем духовного развития.
    Впервые стихи Аделаиды Герцык были опубликованы в 1907 году. Они получили высокую оценку поэтов-символистов.
    В 1908 году Аделаида Казимировна Герцык вышла замуж за Дмитрия Евгеньевича Жуковского, ученого, издателя, переводчика философской литературы. Супруги имели двух сыновей (в советские годы один из их сыновей – Даниил Дмитриевич Жуковский был расстрелян как враг народа). Революция застала семью Жуковских в Судаке. Там Жуковским пришлось испытать и голод, и нищету. В начале 1920-х годов была арестована «за шпионаж» и на некоторое время заключена в тюрьму Аделаида Казимировна (впоследствии она описала это время в «Подвальных очерках»).
    Умерла Аделаида Казимировна в Судаке в 1925 году от истощения организма. Ей был всего 51 год.
    Вот что написал об Аделаиде Казимировне после ее смерти философ С. Н. Булгаков (в письме к ее сестре – Евгении Казимировне Герцык): «У меня давно-давно, еще в Москве было о ней чувство, что она не знает греха, стоит не выше его, но как-то вне. И в этом была ее сила, мудрость, очарование, незлобивость, вдохновенность… Видел я ее в последний раз в Симферополе, в двадцатом году. Она сильно изменилась, состарилась, но внутренний свет ее оставался все тот же, только светил еще чище и ярче… В ней я любил все: и голос, и глухоту, взгляд, особую дикцию. Прежде я больше всего любил ее творчество, затем для меня нужна и важна была она сама с дивным неиссякаемым творчеством жизни, гениальностью сердца».
    Евгения Герцык занималась переводами философской литературы, была автором интереснейших мемуаров (так, ей принадлежат «Письма оттуда», опубликованные за границей в «Современных записках», отражающие обстановку СССР в 1930-е годы).
    После революции Евгения Казимировна Герцык проживала с семьей единокровного брата Владимира Казимировича, состоявшей из трех человек (он, жена, дочь). Сначала Герцыки жили в Крыму, позднее – на Кавказе и в Курской области.
    Со второй половины 1930-х годов Е. К. Герцык начала писать «Воспоминания». Она продолжала это делать и во время немецкой оккупации, уже смертельно больная («Воспоминания» Е. К. Герцык можно найти в Интернете, например, в электронной библиотеке).
    Умерла Евгения Казимировна Герцык в Курской области в 1944 году. По словам философа Н. А. Бердяева, она была «одной из самых замечательных женщин начала ХХ века, утонченно-культурной, проникнутой веянием ренессансной эпохи».
    Дом С. А. Коршункова Затронув круг общения сестер Цветаевых, хочется упомянуть еще одного замечательного человека, их александровского соседа – Сергея Алексеевича Коршункова. Дом Коршункова стоит рядом с цветаевским домиком.
    С. А. Коршунков был учителем математики. Вместе с тем, он великолепно играл на скрипке. Более того, в начале 1910-х годов Коршунков организовал в Александрове струнный квартет, просуществовавший до 1983 года (до смерти Сергея Алексеевича). В состав квартета входили скрипачи, альтисты, виолончелисты из числа местных жителей (учителя, врачи и т. д.). Концерты музыкантов-любителей проходили в доме Коршункова. В 1915-1917 годах их посещали сестры Марина и Анастасия Цветаевы с детьми. Сейчас в городе проводятся Международные фестивали камерной музыки имени С. А. Коршункова.

    Здание бывшей фабрики Барановых Продолжение основной музейной экспозиции – в части производственного корпуса Барановых. Там, в двух сводчатых залах, работает выставка «Александров – столица 101 километра». Интересно то, что в ХVI–ХVII веках на этом месте располагались царские конюшни (долгое время об их существовании напоминало название улицы – Староконюшенная). Позднее вместо упомянутых царских конюшен в другой части Александровской слободы был построен конный завод (который функционировал до 1817 года). До настоящего времени сохранилось одно из зданий конного завода. Его адрес: г. Александров, ул. Революции, д. 45.
    Экспозиция «Александров – столица 101 километра» посвящена лицам, которые в сталинские времена возвращались из тюрьм, исправительно-трудовых лагерей, ссылок после отбывания наказаний за государственные преступления и селились в Александрове, поскольку им запрещалось проживать менее чем в 100 километрах от Москвы. Следует отметить, что в этой ситуации Александров, расположенный не в Московской области, но рядом с Москвой (в 110 километрах от нее), был идеальным местом жительства. Отсюда можно было хотя бы изредка тайком выбираться в Москву для встреч с родственниками, получения помощи, посещения театров и т. д. К числу таких лиц относились знаменитые ученые, поэты, писатели, художники, другие деятели культуры и искусства, политики. Перечислю только некоторых из них.
    Петр Димитриевич Барановский (1892–1984) – выдающийся ученый, легендарный архитектор-реставратор, основатель и директор музея «Коломенское».
    П. Д. Барановский был тесно связан с Александровым. В 1920-х годах он занялся реставрацией храмов «Александровской слободы». В 1933 году Барановского арестовали за то, что он не дал разрушить определенный под снос Покровский собор, или храм Василия Блаженного (находящийся на Красной площади в Москве). Вернувшись из Сиблага в 1936 году, Петр Дмитриевич поселился в Александрове. Здесь он продолжил работы по реставрации памятников архитектуры «Александровской слободы». Вместе с тем, Барановский сумел, систематически тайно выезжая из Александрова на Красную площадь Москвы, сделать зарисовки разбираемого Казанского собора, которые в 1980 году передал своему последнему ученику – О. И. Журину. В 1994 году уничтоженный в советское время Казанский собор восстановили по чертежам Барановского.
    Известный переводчик и поэт Борис Натанович Лейтин (1893–1972) проживал в Александрове с 1939 по 1972 годы (до смерти). Здесь Лейтин сделал основные переводы, принесшие ему известность в литературных кругах (в т. ч. Гейне, Байрона, Шекспира, Гюго).
    Борис Натанович получил юридическое образование. После революции он работал уполномоченным по снабжению 52-й стрелковой дивизии 16-й армии Западного фронта, позднее – маклером МТБ в Москве (брат жены был большевиком, занимал ответственный пост и помог ему устроиться на хорошую работу). В 1926 году Б. Н. Лейтина арестовали «за махинации». Он отбывал наказание в Соловецком лагере особого назначения (СЛОНе) с 1926 по 1931 годы (там Лейтин работал корректором в типографии). Затем его на восемь лет отправили в ссылку в Архангельск (там он активно занимался переводческой деятельностью). Только в 1939 году Лейтин поселился в Александрове, где и провел оставшиеся годы жизни.
    Йожеф Лендел (1896–1975) – знаменитый венгерский писатель (его перу принадлежат: рассказ «Ведун», повесть «От начала до конца», автобиографический роман «Очная ставка», исторический роман «Созидатели моста»). Он был участником венгерской революции 1919 года. После падения Венгерской Советской республики Лендел эмигрировал в Вену, затем – в Берлин. В 1930 году он приехал в Москву, где работал журналистом и редактором. В 1932 году Йожеф Лендел женился на преподавательнице музыки Н. С. Кизевальтер. В 1938 году его арестовали, обвинив в принадлежности к «контрреволюционной, террористической организации венгерцев, еще не показавших активности». Вернувшись из исправительно-трудовых лагерей в 1947 году, Лендел прописался в Александрове по адресу: ул. 3-я Ликоушинская, д. 26 (этот дом сохранился до наших дней). Йожеф проживал здесь с января 1947 года по ноябрь 1948 года. В этот период Лендел, главным образом, осуществлял переводы художественной литературы с русского языка на венгерский язык. Много времени Йожеф проводил в кругу семьи, в Москве (конечно же, втайне от властей). В ноябре 1948 года его повторно арестовали и выслали в Красноярский край. Туда с ним поехала Ольга Сергеевна Анципо-Чекунская, вдова дипломата. Впоследствии она стала второй женой Лендела. В 1955 году они вместе уехали в Венгрию.
    Ответить Подписаться