• Катастрофически мало памятников в Александрове

      В августе 2012 года Эдуард Егоров ("Уездный город) писал о наших памятниках так:

      В прошелестевшем слухе о выделении средств из федерального бюджета на празднование 500-летия Александровского кремля фигурирует умопомрачительная цифра в 1 миллиард 200 миллионов рублей. Деля в Интернете шкуру неубитого медведя, народ уже начинает распределять эти деньги, направляя их мысленно и словесно на латание неприглядности городского вида: на ремонт дорог и побелку фасадов домов центральных улиц Александрова, на очистку реки Серой и обустройство набережных. А ведь праздник, связанный с историческим прошлым нашего края, должен оставить городу что-то еще и памятное. К примеру, новый памятник. Или лучше два.

      Не избалованным памятниками александровцам приходится довольствоваться немногим. Увековеченными на его улицах и площадях оказались лишь события революционные да военные.

      Остается лишь завидовать другим городам, в которых появляются новые памятники. Вот относительно недавно в тамбовском поселке Мучкап, где проживают всего-то 7 тысяч человек, открыли памятник Борису Пастернаку. Повод почти нелепый — ехавший в 1917 году к своей возлюбленной поэт остановился на вокзале, отобедал, а позднее написал стихотворение «Мухи мучкапской чайной». Пастернак работы Зураба Церетели появился благодаря стараниям мучкаповского земляка Анатолия Ледовских, возглавлявшего Роснедра. Поселковой администрации памятник не стоил ничего. Подарок добавился к уже установленным в поселке памятнику матери и фонтану «Ноев ковчег» Церетели, памятнику Александру Невскому работы Воскресенского и скульптурной композиции «Семья» работы Рукавишникова.

      Да далеко ходить за подобными примерами не надо. В соседнем Кольчугинском районе в этом году появился памятник «Путь к семейному очагу», уже весьма полюбившийся молодоженами. А несколькими годами ранее в самом Кольчугине был открыт памятник основателю города Александру Кольчугину.

      Ну, а у нас? Есть какие-нибудь перспективы у Александрова, который ростом будет поболе, чем Кольчугино, и тем более, чем Мучкап? Поводов и доводов у Александрова к появлению новых памятников сколько хочешь: Иван Грозный, Пётр I, Елизавета Петровна, Марина Цветаева, Осип Мандельштам и даже Венечка Ерофеев, который побывал в Александрове в поисках своей возлюбленной. Пятисотлетний юбилей — отличный повод, чтобы городу заиметь бронзовую (да можно и чугунную) статую кого-нибудь из них.

      Оказалось, что кое-какие подвижки в этом плане есть. В городской архитектуре набросали план возможных мест для потенциальных памятников, а председатель МУ «Комитет по культуре города Александрова» Людмила Суворина провела предварительные переговоры со скульптором из Хотькова Юрием Хмелевским. Созданные им монументальные работы установлены в Москве, Кемерове, Красноярске, Липецке, Туле, Осташкове, Воскресенске, Балашихе, Солнечногорске, Березняках и других городах России. А вот в родных краях (Юрий Павлович Хмелевской — уроженец города Струнино) пока еще его работ не имеется. Хорошая оказия (презентация книги о его отце Павле Хмелевском в Александровском художественном музее) позволила задать скульптору несколько вопросов.

      — Юрий Павлович, насколько нам известно, с вами ведутся переговоры насчет возможного изготовления памятников для города Александрова. Это так?

      — Переговоры начались с владельца кафе «СССР» Андрея Владимировича Андреева, который хочет перед входом поставить скульптуру, которая бы характеризовала советский период. Я пытался сделать эскизы, но пока его они не устраивают, потому что в его представлении скульптура должна быть серьезной, а мне хотелось бы несколько с легким юмором сделать скульптуру, в которой был бы узнаваемым и тот период, и в то же время она не была бы политизирована. Так сформулирована моя задача, и я пока еще не пришел к итоговому решению.

      — А в связи с грядущим в 2013 году юбилеем Александровского кремля и города Александрова местная администрацией вела с вами переговоры насчет изготовления памятников?

      — От главного городского архитектора я получил схему желаемых точек, в которых можно было бы к юбилею Александрова разместить какие-то скульптурные знаки: «въездные» знаки на месте бывшей улицы Кузнечной, рядом с гостиничным комплексом. Это должны быть знаки, которые бы привлекали туристов возможностью сфотографироваться рядом с ними, но одновременно были бы чем-то характерным именно для этого места. Например, пребывание в Александровской слободе Елизаветы Петровны. Такая скульптура могла бы быть установлена в городском парке. Хотелось бы вложить свою лепту и в увековечивание памяти пребывания здесь князя Михаила Скопина-Шуйского. Что касается Скопина-Шуйского, конечно, хотелось бы вложить свою лепту. Я в последние годы в основном такой исторической скульптурой занимаюсь, и тот период смутного времени мне как раз очень интересен. Эта тема тоже включена в список желаемых памятников, которые в Александрове могли бы быть.

      — Ну, а памятник Ивану Грозному, который прожил здесь 17 лет, имеет право на воплощение? Фигура не однозначная: с одной стороны созидатель и реформатор России, с другой сыноубийца и кровавый деспот.

      — Памятник Ивану Грозному? Это было бы здорово! У меня даже есть композиция, которая называется «Иван Грозный в Александровой слободе на богомолье», — фигура царя на ступенях храма, раскрытые двери, которые напоминают Васильевские врата Троицкого собора в Александровском кремле. У ступеней юродивый, женщина. Вот целая такая композиция вполне могла бы быть. Она просто немножко дорогостоящая по воплощению. Городу сейчас трудно на что-то такое замахиваться. Но, в общем-то, такие идеи есть. Я бы с удовольствием поработал над этой темой. Не хотелось бы Ивана Грозного делать суровым палачом. В последнее время очень много литературы появилось о его приближенности к церкви. Он не всегда был таким кровожадным. Может, это его жизнь сделала таким? Я бы хотел отразить не карающую его сторону, что он рубил головы и пытал, а то, что он все-таки и к церкви относился хорошо и сам хоть и грешил, но и отмаливал. Богомольный он был. Иван Грозный — такая двойственная фигура, из которой что-то надо удалить, а что-то оставить.


      пятница, 27 декабря 2013 г., 12:36 .
      678 просмотров.
      Ответить